?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Born to travel Previous Previous Next Next
VOLVEREMOS, или "Вы навсегда запомните Кубу". Часть 2 - Born to travel
...but forced to work
misha_my
misha_my
VOLVEREMOS, или "Вы навсегда запомните Кубу". Часть 2


Драматическое продолжение рассказа про путешествие моей мамы на Кубу в 2009 году (первая часть рассказа здесь).

ВОЖДИ


Мы прилетели в Гавану 4 января, через 3 дня после великого праздника - 50-летия Кубинской революции. Я помню 1967 год, мне тогда было 9 лет, и в моей детской памяти хорошо сохранилось, как гудела страна, отмечая 50-летие революции. Собираясь на Кубу, я нашла в Интернете несколько упоминаний о кубинском юбилее, даже, кажется, поздравление нашего президента Фиделю и Раулю - но всё какое-то скучное, серое, тусклое. Из времён моего детства помню, что все улицы были увешаны плакатами, трубящими о ней, о великой победе. С подсознательной ностальгией ждала того же и на кубинской земле. Юбилей как-никак. Сойдя с самолёта, искала глазами плакаты, на которых счастливые, сильные, весёлые Че, Фидель и Рауль зовут всех в светлое будущее, а за ними стройными рядами идут кубинские трудящиеся, рапортуя любимой партии об успехах.


Я не иронизирую. В этом прошло моё детство, и я знаю, что такие праздники в такой стране отмечаются так. Ничего этого я не увидела на Кубе. Нет, время от времени попадались в Гаване скромные плакатики, напоминавшие о празднике, на всех дорогах, больших и малых, нас встречали и провожали глазами интеллектуально-утонченный Хосе Марти или одержимо-неистовый Че. Но эти плакаты выгорели на солнце и стёрлись от дождей. Они - самое тусклое, что есть в этой стране, стране голубого неба, яркого солнца и совершенно неправдоподобных пальм. Да, с наглядной агитацией на Кубе дело обстоит неважно, просто швах. Устали от трескотни? Нет денег? Неудобно перед туристами? Зато нас от души тронул самодельный плакатик написанный от руки на обычном листе бумаги и кое-как, как будто наспех, прикреплённый к дереву в городе Карденасе: "¡Vivan Fidel y Raul!" Глас народа? Или партийная организация постаралась?

Но Че, конечно, безусловный лидер. Он растиражирован на майках, календарях, кружках и магнитах, он улыбается с портретов и в отеле, и на автобусной станции, и в каюте катера, и в районной больнице (где, увы, мне тоже довелось побывать...) Культ Че сродни культу дедушки Ленина - далёкого и нереального. В чём обаяние этой страны? Вот мы приходим в магазинчик при нашем отеле, чтобы купить фотографию Че. Не то чтобы я тащилась от этого мачо с безумными глазами наркомана, а просто нужно разменять 10 куков на чаевые горничной и официантам. Нам нужно просто разменять деньги. Че для этого вполне подходит: недорого и места много в чемодане не займёт. Опять же, можно будет при случае подарить приятелю юности - для коллекции. А их тут очень много, разных фотографий: Че с сигарой, Че с дочкой, Че на субботнике - с чем-то типа бревна, Че с бутылкой рома, просто Че - улыбается, смеётся, хохочет, ржёт. Фотографии разные, но взгляд везде одинаковый. Смотрю в эти глаза и перевожу взгляд на витрину, а там стоит незатейливый настольный календарик с тем же лидером Кубинской революции - уже за 5 куков. Может, календарик взять? И тут вижу большой настенный календарь за 10 куков: там Че и с дочкой, и с сигарой, и с бревном... Вот что мне нужно! Муж: "Мы же только деньги пришли разменять". Смеётся продавщица, смеётся муж, смеётся Че с двенадцати чёрно-белых фотографий. Я вручаю продавщице неразменные 10 куков и тащу своё приобретение в бунгало, понимая, что весь 2009 год мне предстоит смотреть в эти безумные глаза. В чём обаяние этой страны?



"ВЫ НАВСЕГДА ЗАПОМНИТЕ КУБУ"

Начинается неприятная часть моего повествования. Когда нам в турагентстве вручают страховое свидетельство, мы редко в него заглядываем - я, по крайней мере, почти никогда. А ведь турист со своим длинным и любопытным носом всегда в группе риска. Итак, прокатившись по кубинским дорогам и немного повалявшись на нашем волшебном и почти безлюдном пляже в отеле "Sol Palmeras", мы ранним утром отправились на обещавшую быть очень приятной и необременительной морскую экскурсию. "Солнечный круиз" - так вроде бы она называлась. Огромный катамаран, тихое и ласковое море... Нам предстояло три остановки: купание с дельфинами, погружение в районе коралловых рифов и, наконец, высадка на необитаемом острове. Первая остановка была приблизительно через час: мы подплыли к большому, огороженному бассейну в океане, где и находились те самые дельфины. Да, это был дельфинарий. Ещё с катамарана мы могли наблюдать, как они там носятся со стремительностью ракеты, ходят на хвостах носом кверху и чёрт знает что выделывают - мне неинтересно писать об этом, как неинтересны и опасны стали теперь для меня эти животные, которых я всю жизнь считала друзьями человека. Детские картинки, детские сказки, детские фильмы - такие, как я, наивные дуры, везде сующие свой нос, и в 50 лет сохраняют верность всей этой лабуде. Да, я очень любила дельфинов...

Нас наскоро разбили на две группы, прокричали на пяти языках ценные указания - и вперёд, прыгаем в бассейн в объятия дельфинов, сливаемся с ними в экстазе, чтоб потом порадовать очередной безумной фоткой одноклассников! Мы с Серёгой оказались в разных группах - моя инициатива, должен же кто-то снимать незабываемые моменты. "Вы навсегда запомните Кубу", - так потом сказала мне мудрая врач-кубинка. Что там было? Служащий начал бросать дельфинам рыбу, а люди, люди облепили их в воде плотным кольцом, старались прикоснуться, погладить. Более разумные держались в отдалении, самые трезво мыслящие вообще в тот бассейн не прыгали, с берега смотрели. Но это не обо мне, я меры ни в чём никогда не знала, с тем и отъеду в мир иной. Слава богу, что этого не случилось в тот день! Так и вижу заголовок в Яндексе: "Дельфин убил российскую туристку на Кубе!" Страшно писать об этом. Не знаю, что произошло. Видимо, мы осточертели этому дельфину, слишком плотно зажали его в кольцо, мешая добраться до вожделенной рыбы, которую ему швыряли с помоста. Всё получилось не так, как в детских фильмах: огромное животное начало биться, метаться среди людей, подныривать под нас, я вдруг ощутила свою руку в недрах широко раскрытой пасти. Помню своё детское паническое удивление по этому поводу. Он слегка прикусил, если бы по-настоящему, то - муж говорит - осталась бы я без руки. Потом боль - удар в грудь и в челюсть. Я оказалась ближе всех к нему... Помню, дрессировщик прямо в одежде бросился в воду и понесся за дельфином-предателем...

Всё помню, но больше писать об этом не буду. Лучше о том, что было потом. Мы с Серёжей вернулись на катамаран. Изо рта у меня хлестала кровь. Кто вливал мне в рот водку, кто - ром, кто совал кубинские сигареты, кто прикладывал лёд... Один рослый молодой парень, по виду и произношению британец, раздвинул всех, заявил, что он доктор и, достав огромную аптечку, заставил меня выпить какую-то таблетку. Я не сопротивлялась, мне было всё равно. Было ясно, что экскурсия для нас закончилась. Кровь все лилась, чему я не переставала вяло удивляться. Нас оставили в дельфинарии, предварительно вызвав катер, а катамаран наш поплыл дальше - за новыми приключениями. Катера мы ждали не меньше сорока минут. Приплывали новые группы, от восторга визжали дети и тётки, ходили на хвостах ненавистные дельфины. Пришёл старенький катер с очень милым пожилым капитаном, наконец-то мы избавились от навязчивого соседства дельфинов и отчалили! Но... не тут-то было! Пару раз безнадёжно взревел мотор - и катер наш заглох посреди океана. Сломался? Мы не поверили! Пришёл грустный капитан и, разводя руками, подтвердил: да, мол, катер сломался, старенький он, этот катер, но не волнуйтесь, мы уже другой вызвали из порта. Он с грустью и состраданием посмотрел на меня и вдруг... заговорил по-русски. Да, это странно: на дрейфующем среди океана старом сломанном катере мы сидели и слушали рассказ этого человека, моего ровесника, о том, как он учился в Поти, учился на "капитана катера", это было всего два семестра, и он думал, что русский язык уже забыл - и вот поди ж ты, русских встретил. А мне вспомнилась другая встреча - пару дней назад в уютном и изящном городе Сьенфуэгосе - городе богатых французских плантаторов, расположенном на берегу тихой бухты.
Мы ехали в Тринидад, наслышанные о колониальной красоте и потерянности этого города во времени - его не тронул ни прошлый век, ни нынешний. На пути лежал Сьенфуэгос - и мы остались в нём, долго бродили по парку Хосе Марти, любовались работой мастеров по дереву - двух чернокожих красавцев, заходили в роскошный дворец Феррер, интерьеры которого почти не сохранились, но мраморные полы, лестницы, стены, покрытые изразцами - всё говорило о былом величии и богатстве его хозяев. С балкона дворца любовались городом, потом катались в повозке вдоль залива, ели пиццу, половину которой отдали возившим нас мальчишкам. В Сьенфуэгосе, на пешеходной улочке, подобной нашему Арбату, мы и познакомились с этим человеком. Мы шли вдоль сувенирных рядов, размышляя вслух, не купить ли нам черепаху из красного дерева. И вдруг услышали: "Черепаха! У меня есть черепаха!". Красивый, мускулистый, седеющий уже человек, он продавал бусы из чёрных кораллов и черепаховые браслеты (и то, и другое мы, конечно, у него купили!) и... свободно, безо всякого акцента говорил по-русски. Это был "мой студент", один из тех красивых, весёлых и наглых, которых много было в Москве в 80-е годы. Которых я пыталась обучать русскому, будучи почти их ровесницей... Он рассказал, что учился в Высшей школе КГБ (соврал или нет - неважно, но качество его русского языка заставляло верить ему), жил в Москве пять лет, что там у него остался сын... Как много лет прошло с тех пор, какая пропасть между нашими странами! Пишу эти строки и краем глаза посматриваю в телевизор: в московском аэропорту по трапу самолёта сходит Рауль - старенький, в тёплом пальто. Первый визит за четверть века. Куба возвращается к нам, мы возвращаемся к Кубе. Как хорошо, что мы были на Кубе этой зимой! Как жаль, что мы так мало успели увидеть и понять, что не попали-таки в Тринидад! ¡Volveremos!

Так вот, болтаясь в океане на сломавшемся катере, покалеченная дельфином, я сидела, смотрела в лицо стареющему капитану, который с радостным удивлением вспоминал русские слова, и искала в этом лице черты своих первых кубинских студентов. Через полчаса пришёл другой катер - американский, очень богато отделанный, с кожаными диванами, остатки прежней роскоши - и мы наконец двинулись в порт. На причале нас уже поджидала представительница турагентства, которое и организовало эту грёбаную экскурсию (ох, надо бы подать на них в суд!), она быстро проводила нас в совершенно пустой автобус, который нас повёз в "Международную клинику Варадеро". Все "спасатели" сработали чётко (сломавшийся катер не в счёт), нас передавали из рук в руки, как эстафетную палочку, чтобы как можно скорее я получила медицинскую помощь.
И вот мы в клинике. Сразу видно, что медперсонал здесь дохнет со скуки: глупо болеть в Варадеро. Лениво позёвывающая медсестра-негритянка проводила меня на второй этаж к врачу. Грузная женщина-врач была явно не в восторге от нашего появления. Но - что поделать! - усадила меня в кресло и начала расспрашивать. Да, тяжеловато говорить на полузабытом испанском, когда изо рта хлещет кровь. Она лениво выслушала меня, слегка удивилась неадекватности дельфина, засунула мне в рот кусочек марли, вынула, повертела в руках и флегматично заявила: "Да, кровь идёт". "Так остановите её!". Но тётка уже тяжело уселась к столу, взяла какую-то анкету и начала заполнять её, время от времени задавая мне вопросы о возрасте и месте жительства. Писала она до садизма медленно, я несколько раз выходила к мужу, ожидавшему меня в коридоре и с тревогой вопрошавшему: "Ну как?", потом возвращалась в кабинет, а докторица всё писала. Наконец, слава богу, бумага заполнена с двух сторон, подпись поставлена. Сейчас меня начнут спасать! Врачиха взяла другой точно такой же лист и снова-здорово от руки начала заполнять его, потеряв ко мне всякий интерес. На заполнение всех бумаг ушло минут сорок. Наконец тётка закончила свой труд, грузно поднялась и поволокла меня на первый этаж - делать рентген? Как бы не так - к кассе, как выяснилось! Посовещалась о чём-то с кассиром, и та выдала мне: "С вас 88 песо (читай: 80 евро!)". - За что? Вы мне даже первую помощь не оказали! - Я вам выписала направление в Матансас (50 км от Варадеро!), в клинику, там вас специалист посмотрит, - отмерла толстая врачиха. Я разозлилась не на шутку и заявила, что платить тут не за что. К тому же и денег у нас с собой нет. - А в отеле есть? - заинтересовалась докторица. Этот дурацкий вопрос вывел меня из состояния шока, я заявила, что в отеле у меня есть полис и я буду звонить в страховую компанию. Минутное совещание двух вымогательниц завершилось фразой кассира: "Ну, хоть 25 заплатите". Ну, подвезите хоть куда-нибудь... Я, не удостоив их ответом, развернулась и, сопровождаемая мужем, направилась к двери. Гнусная докторица мне кричала вслед, что если я немедленно не поеду в Матансас с её направлением, то назавтра у меня разнесёт всю морду. Но мы, покинув "Международную клинику Варадеро", взяли такси и отчалили в отель.

В нашем бунгало было красиво и уютно, горничная Нуриан к нашему приезду смастерила из полотенец двух белых лебедей, которых усадила по обеим сторонам раковины, приложив к ним записочку с пожеланием удачного дня. Да, день оказался на редкость удачным, ничего не скажешь! Пришлось развернуть страховой полис - в первый раз за все годы наших путешествий. Из двух телефонов, по которым предлагалось звонить, - в США и в Москве - я выбрала московский, ибо объясняться с америкосами по поводу кубинского дельфина как-то не хотелось. В Москве было около 12 часов ночи, когда мне ответил приветливо-равнодушный женский голос. Я представила снежинки, падающие в свете фонарей, стылые московские улицы, усталую девушку у телефона и начала разговор - слава богу, на родном языке: "Девушка, я понимаю, что это звучит странно и дико, но я нахожусь на Кубе, на меня в океане напал дельфин и, похоже, повредил мне челюсть". Если девушка на другом конце земного шара и остолбенела, то только на минуту. Она не захихикала глупо, не переспрашивала, как много раз было потом - и на Кубе, и в Москве. Она записала мои телефоны - мобильный и отеля - и велела ждать её звонка, никуда не выходя из бунгало. Не прошло и получаса, как в дверь нашу постучал изысканный и приветливый доктор. Не мучая меня ненужными вопросами, он велел мне и мужу быстро собираться: мы едем-таки в Матансас, на консультацию к специалисту! Нас ждала машина и в ней приветливый шофёр. Но по дороге в Матансас нам надо заехать в одно место... Да-да, в "Международную - блин! - клинику", чтобы взять кое-какие бумаги: нетрудно догадаться, что направление - титанический труд толстой докторицы. Кстати сказать, в клинике этот доктор и сгинул, а к нам вернулся только водитель и заявил, что ему поручено сопровождать нас и опекать! И он опекал! Сколько раз служил мне переводчиком с кубинского на испанский, с медицинского на нормальный! Разговаривал с врачами, утешал меня... Очень хороший человек - жаль, имени его я не спросила, не до того было.



До Матансаса не менее 50 километров. Мы ехали на закат по тихой красивой земле. Я смотрела в окно и думала, что, несмотря на нехорошего дельфина, всё-таки люблю эту страну. О, клиника города Матансас! Какая бедность! Когда прямо перед моим носом провезли на гремящей каталке нищенски одетого худющего старика-негра, показалось, что мы попали в какую-то больничку в африканских джунглях. Пустые врачебные кабинеты, похожие на тюремные камеры, металлические столы для врачей и такие же стулья для больных (я попробовала сесть на стул - он был ледяной, цистит обеспечен, и я в ужасе вскочила), туалет описывать не буду. Нищета. Но на Кубе прекрасные врачи, я об этом читала, и я верю - мне ничего другого не остаётся. Молодая чернокожая девушка-врач с весёлым удивлением выслушала надоевшую мне до жути историю про дельфина. Небольшая заминка, поиски перчаток (за ними послали, похоже, на другой этаж!) - и вот она уже дёргает меня за челюсть, вперёд-назад, вправо-влево (а морду мою уже разнесло вправо). Далее на быстром, очень плохом, африканском прямо испанском (спасибо, что рядом всё время был наш водитель - он же переводчик на классический испанский) она мне объяснила, что ничего у меня нет, что это просто удар, боль - от удара, кровь - от удара, опухло - от удара, дня через три пройдёт, у вас ничего нет! Чтобы услышать такие приятные слова, и 100 километров туда-сюда - не крюк, но... что-то мне подсказывает, что всё не так лучезарно. - Может, сделаете мне рентген? - Зачем? Ничего у вас нет! Не пойму, почему минут через десять она вдруг согласилась на рентген (по-моему, с ней поговорил наш ангел-хранитель-шофёр). "Только чтобы вас успокоить!" Меня провели в рентгеновский кабинет. Старик Рентген перевернулся бы в гробу! Возможно, первый рентген мне делали лет сорок назад, но такого оборудования я и тогда не видела! Хотя, впрочем, каким быть рентгеновскому кабинету в стране ретро-тачек? Только вот ретро не всегда умиляет... После первого снимка последовал второй: мол, первый плохо получился, повторить надо. Никаких накидок, защищающих тело, они не давали, нет ничего. Сейчас уже понимаю, что, может, девушка-доктор так активно выступала против рентгена отчасти потому, что стыдно ей было перед иностранкой за такое "оборудование". Куба...

Если наша чернокожая врач и была смущена, то только слегка: "У вас перелом!" Земля покачнулась. И сразу: "Вы где будете делать операцию: на Кубе или в Москве?". Я отвечать на вопросы уже не могла, от новостей челюсть отвисла во всех смыслах этого слова. Муж не поверил ни на минуту: качество снимков было таково, что было непонятно, как вообще на них что-либо можно увидеть, сплошные кляксы... Мы не могли больше участвовать в обсуждении моей судьбы: муж - из-за незнания испанского, я - из-за шока. Тогда инициативу взял на себя наш водитель. Долгие переговоры с девушкой, её недовольные ужимки - и вот они уже садятся в машину и едут за опытным специалистом, у неё выходной, и они едут к ней домой, чтобы привести её в клинику. Как в кино. И я в главной роли, блин.

Она приехала. Средних лет, энергичная, чётко и внятно говорящая. Опытная - это было видно сразу. "Вы из Советского Союза?" Этот её вопрос меня почему-то успокоил и заставил окончательно поверить ей. "Сколько вам лет?" Меня спрашивали об этом весь день, и я всегда отвечала, что мне пятьдесят. Ответ всеми без исключения воспринимался с весёлым недоумением, с шутками-прибаутками: мол, не может такого быть! Помню, что, несмотря на боль и страх, я испытывала и глупое чувство гордости: вот ведь, никто мне не даёт моего возраста... Сейчас я ответила так же - лёгкое удивление на лице доктора сменилось строгим выражением, и она расставила точки над i: "Этого не может быть! Столько лет Ленину!" Да, конечно, вместо 50 я говорила 500 - мой бедный испанский совсем рухнул под тяжестью случившегося! Но насчёт Ленина можно было бы и поспорить... Столько, наверно, Фиделю. Первыми её словами при виде снимков были: "Перелом или дефект снимка?" Нет, всё-таки перелом, она подтвердила. Но без смещения - и это уже хорошо! Потом она долго мне внушала, медленно и убедительно, что ничего страшного не произошло, что такой перелом может срастись и без операции, при одном условии: есть только жидкую пищу в течение месяца, не жевать. И широко не раскрывать рот. Всё это было легко выполнимо, труднее было нарушить эти условия. Водитель, как заклинание, повторял каждое её слово - так, чтобы оно впечаталось в мой мозг. И лёд. Нужно прикладывать лёд, чтобы скорей спал отёк. Я поверила и успокоилась - что мне оставалось? А что до жратвы, то к этому времени я так разжирела, что моя морда и все прочие части тела уже не влезали в объектив Серёгиного аппарата - нет худа без добра, так я решила. Ещё она мне сказала: "Вы навсегда запомните Кубу". Я бы её и так запомнила, эту волшебную страну, не похожую ни на какую другую... Но теперь уж точно не забуду. 50 километров до Варадеро в полной темноте, глаза водителя, его поднятая на прощанье рука и слова, которые он повторял нам вслед, как заклинание: "Hielo Tanya, hielo". Лёд... Лёд...



"ПОДАРИТЕ МНЕ ЧТО-НИБУДЬ"

Гавана - Париж - Москва. Перекошенная морда не сломила моего боевого духа, и на регистрации в аэропорту Хосе Марти мы были в первых рядах. Перелёт невероятно тяжёл, последние часы проводишь как в бреду - и нам хотелось отхватить местечко получше, подальше от этих... воздушных ям. Милые девушки за стойками, как всегда, не спешили, и часа через полтора Серёга, кряхтя, водрузил наш потяжелевший от рома багаж на весы. "Главное - не больше 40 на двоих", - я так была поглощена этой мыслью, что не сразу расслышала вопрос доброй мучачи: "Виза, где ваша виза?" Какая, блин, виза? Это безвизовая страна. Потому мы и оказались здесь... так быстро, так неожиданно. Какая, к чёрту, виза? Щас вот сдадим багаж, заплатим пошлину в 50 куков на двоих и... "Вы заполняли анкету при въезде? Это и есть виза". У меня внутри всё похолодело, но на быстроте реакции это не отразилось, и я вдохновенно соврала: "Да, мы заполнили анкеты, но их забрал пограничник". "Этого не может быть!" У всех стоявших с нами в очереди соотечественников анкеты были зажаты в потных кулаках. Дежавю: лет 5-6 назад, когда мы въезжали на Украину, мы тоже заполнили какие-то анкетки, на обратной стороне которых была... реклама аквапарка. В аквапарк мы так и не собрались, а любую рекламную продукцию, которая только мне попадается на глаза, я немедленно выбрасываю. Так с незалежными анкетами и вышло... Как нас имели при вылете из Симферополя, лучше не вспоминать - с тех пор от слов "Украина" и "Крым" у меня изжога. Коктебель, Карадаг, дом Волошина - я скорее совершу кругосветное путешествие, чем когда-нибудь вновь окажусь в этих родных для меня местах. И вот - День Сурка... Кубинские "визы" мы тоже умудрились похерить.

Вместе с осточертевшим багажом нас выперли из очереди, тут же рядом нарисовались два бравых бугая, которые препроводили нас к загадочному кабинету. У дверей безнадёжно топтались две итальянки - такие же невезучие, как мы. Полагаю, что всё же в аэропорту Хосе Марти я была суперлузером - итальянки, по крайней мере, имели весьма симметричные физиономии. А вот грёбаные анкеты они похерили, это да. Я отдала наши паспорта полусонным девушкам, сидящим за компьютером в таинственном кабинете, и мы погрузились в ожидание. Каждые 15 минут я заглядывала в кабинет и будила тёток вопросом: "Когда?" "Ждите, мы проверяем ваши данные". Вероятно, они запрашивали Интерпол, ФСБ, характеристики с мест работы и учёбы... По их озабоченным лицам я понимала: с нами что-то не так. Не к месту вспомнился выговор, который я получила за непроведённое комсомольское собрание в МГУ. И ещё один эпизод. У Фиделя длинные руки... Но вряд ли столь несуразную тётку, как я, к тому же покалеченную дельфином, захотят оставить в этой стране. Мимо нас проплывали, весело помахивая паспортами, пассажиры нашего рейса компании Air France. Без багажа. Без проблем. С симметричными мордами. Двадцать минут осталось до вылета, уже давно закрылась стойка регистрации. Всё кончено. Мне так нравилась эта страна невозмутимых пальм и неправдоподобного океана - вероятно, Некто неверно истолковал мои желания и решил оставить нас здесь. Итальянки получили "визы" и унеслись со скоростью ветра, даже они оказались благонадёжнее нас. Может, показать невдолбенным тёткам календарь с ЧЕ? Мы свои...

За 15 минут до вылета мы получили назад паспорта и несуразные бумажки, которые здесь называли визами, и, уже никуда не спеша, опустошённые, поплелись к стойке регистрации. Ни одного пассажира, естественно, не было, все уже сидели в самолёте. За стойкой скучала приятная молодая кубинка. Я безнадёжным голосом начала объяснять ей проблему с "визами", она протянула руку за паспортами... Этого не может быть! Нас берут в самолёт! Нас не бросили! Я жалобно прошу: "Дайте нам места рядом". Она смущённо улыбается: "Мест рядом не осталось, но... я могу вам дать места, в верхнем салоне (самолёт двухэтажный), в бизнес-классе". Я не верю своим ушам: значит, мы сможем вытянуть ноги и так лететь до самого Парижа! Я была так возбуждена, что даже не услышала её тихого шёпота: "Подарите мне что-нибудь". Ей пришлось повторить это дважды, пока до меня дошло. Ну, подвезите хоть куда-нибудь... Куба... (Когда я рассказывала эту историю одной знакомой, она озабоченно спросила: "А у вас было что подарить ей? Вы не захватили значка с портретом Ленина?" Нет, у нас было другое.) Я лихорадочно бросилась к мужу, вытащила из кошелька 20 евро и на глазах у всего аэропорта сунула ей, этой милой кубинке. Уже через 10 минут мы не спеша поднялись по трапу самолёта, который послушно ждал нас, и перед носом всего нашего туристического братства гордо прошествовали в бизнес-класс. Как только мы рухнули в офигительно широкие кресла, самолёт начал выруливать на взлёт.



Мы поднимались над аэропортом Хосе Марти, над Гаваной, над островом - сверху он оказался совсем маленьким - и думали о том, как мало мы успели повидать и сделать в этой одинокой стране. Мы так и не доехали до Тринидада и до Пинар дель Рио. Мы не купили кубинских сигар. И даже ни одной не выкурили. Мы не наведались ни в один из гаванских кабаков, которые так любил старик Хем. Мы не подвезли никого из голосующих на дорогах. Мы не узнали или не запомнили имён тех, кто нам помогал. Мы не побывали на острове игуан. Мы мало плавали в океане, мало валялись на белом, всегда прохладном песке... Но одно мы успели: здесь прямо на наши ладони приземлилась крошечная весёлая птичка счастья и согрела нас в этом январе.

¡VOLVEREMOS!


Метки:

4 комментария or Оставить комментарий
Comments
maya_cooks From: maya_cooks Date: Октябрь, 24, 2015 10:35 (UTC) (Ссылка)
Вот это приключение! Не завидую. И все-таки, хочу на Кубу. Когда-нибудь
misha_my From: misha_my Date: Октябрь, 24, 2015 18:57 (UTC) (Ссылка)
Везде может приключиться, дело такое...
littleofort From: littleofort Date: Октябрь, 27, 2015 14:54 (UTC) (Ссылка)
Отлично написанный рассказ, спасибо, что поделились! И я думаю, что на самом деле он не о "предателях-дельфинах", а о маленькой птичке счастья:)))
Татьяна Кудрявцева From: Татьяна Кудрявцева Date: Октябрь, 27, 2015 18:57 (UTC) (Ссылка)
Конечно :)))
4 комментария or Оставить комментарий